ЭКСПО-2017: чем похвалимся всему миру?

Filed under DAT АНАЛИЗ

expo2017Структура топливно-энергетического баланса в мире стремительно меняется. Идет развитие альтернативного топлива, возобновляемых источников энергии, переходы с угля на газ, увеличение доли гидроэнергии и биомассы. И приоритет тут у возобновляемых источников энергии. Политическая воля к переходу страны на «зеленую» энергетику есть, однако не примет ли хорошая идея традиционно отвратительное исполнение?

О проблеме – здесь и сейчас

Согласно прогнозам глобального развития, энергетический баланс будет меняться медленно, доли газа и неископаемого топлива вырастут за счет угля и нефти. Но самую быструю динамику продемонстрируют возобновляемые виды энергии, включая биотопливо. Ожидается, что в 2010–2030 годах их потребление увеличится в среднем на 8,2% в год. Среди ископаемых энергоносителей быстрее всего станет расширяться использование газа, медленнее – нефть.

Если рассматривать все виды энергоресурсов по отдельности, то наибольшую роль (31%) в удовлетворении прогнозируемого прироста глобального спроса на энергию сыграет газ. На долю стран, не входящих в ОЭСР, придется 80% прироста глобального спроса на газ. Быстрее всего он станет увеличиваться в государствах Азии, не входящих в ОЭСР (4,6% в год), и на Ближнем Востоке (3,7% в год).

Что касается предложения газа, то основной вклад в его расширение внесут Ближний Восток (26% глобального роста) и страны бывшего СССР (19%). Значительные объемы дополнительных поставок также ожидаются от Австралии, Китая и США.

Доля газа в выработке энергии увеличится за счет угля. Возобновляемые источники, атомная энергетика и гидроэнергетика в совокупности обеспечат 34% роста. Эти сдвиги – результат сочетания эффекта высоких цен на сырье, технологических нововведений и политических мер. И в этой ситуации главное – чтобы для нашей страны императивом по-прежнему не осталось обеспечение доступной по цене энергией, необходимой для промышленного роста, за счет невозобновляемых источников энергии. Опасаться этого вполне возможно, если учесть, что глобальный спрос на жидкое топливо, вероятно, увеличится на 16 млн баррелей в сутки, превысив к 2030 году показатель в 103 млн баррелей. При этом эту динамику обеспечат лишь быстро развивающиеся страны, не входящие в ОЭСР, – Китай, Индия, государства Ближнего Востока.

Рынок возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в ближайшие 20 лет способен увеличиваться на 8% ежегодно. Под ВИЭ имеются в виду биотопливо, солнечная энергия, энергия ветра, приливов и т.д. В целом такой вид энергии дороже других энергоносителей, хотя в ряде случаев они уже стали конкурентоспособными. Например, бразильское биотопливо, ветроэнергетика в США. По сути, этот сектор начал развиваться практически с нуля. Еще два года назад доля ВИЭ в мировом потреблении первичных энергоресурсов составляла лишь 1,8 %. Согласно прогнозам экспертов, через 20 лет рост их доли будет составлять 7–8%. При этом 80% используемых ВИЭ сейчас приходятся на страны ОЭСР. Однако в 2020–2030 годах не входящие в эту организацию государства значительнее, чем развитые державы, увеличат объемы электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников. Ориентировочно, с нынешних 22% мирового производства до 43% к 2030 году.

Неизбежность альтернативы

Во многих странах мира идет процесс ускоренного перехода к новой технологической платформе глобальной энергетики. Важнейшее место в ней займут возобновляемые источники энергии (ВИЭ) с предполагаемой долей не менее 30%.

Преимущества «зеленой» энергетики тоже говорят сами за себя: это и бесконечность возобновляемых энергоресурсов, и снижение вредных выбросов, и возможность расширения локального энергоснабжения, и освоение высоких технологий, и повышение энергоэффективности, и, наконец, как сопутствующий фактор, создание новых рабочих мест.

Справка: Возобновляемая энергия («Зеленая энергия») – энергия из источников, которые по человеческим масштабам являются неисчерпаемыми. Ее получают из таких природных ресурсов, как солнечный свет, ветер, дождь, приливы и геотермальная теплота.
До последнего, прежде всего из-за огромных запасов традиционного энергетического сырья, вопросам развития использования ВИЭ в энергетической политике Казахстана уделялось сравнительно мало внимания.

В настоящее время в нашей республике около 42% энергии вырабатывается из угля, 39% – из газа, 17% – из нефти. Доля ВИЭ составляет всего 0,2%. Выработка электроэнергии ВИЭ за 2011 год составила 420 млн кВт/ч. О необходимости даже незначительного роста производства «зеленой» энергии говорит тот факт, что, затратив 1 кВт/ч, можно добыть 75 кг угля, 35 кг нефти, испечь 88 буханок хлеба, выткать 10 м ситца, вспахать 2,5 сотки земли.

В соответствии со Стратегическим планом развития Казахстана до 2020 года доля ВИЭ в общем объеме электропотребления должна составить 1,5% к 2015 году, и более 3% – к 2020 году. На сегодняшний день общая сумма инвестиций в проекты развития ВИЭ в Казахстане составляет более 107 млрд тенге.

Государственная координация в вопросе развития возобновляемых источников энергии не выдерживает никакой критики. Сколько специалистов в Министерстве индустрии и новых технологий занимается вопросами возобновляемой энергетики? Единицы. Четкая структура управления этим процессом вообще не прорисована. Итог предрешенный – недостаточное государственное стимулирование, отсутствие на государственном уровне не просто утвержденных программ по использованию ВИЭ, а эффективных и реализуемых. В дополнение к указанному стоит отметить слабую нормативно-правовую базу, мощное нефтяное лобби на всех уровнях власти, не заинтересованное реально в развитии ВИЭ, и другие причины, которые сдерживают процесс роста возобновляемой энергетики.

В это же самое время Казахстан располагает огромными ресурсами по всему набору «зеленой» энергии.

В Казахстане есть ряд примеров развития и ветро-, и био-, и геотермальных источников. Но все это, к сожалению, отдельные точечные проекты, которые претворяют в жизнь за счет инвесторов, без какой бы то ни было материальной государственной поддержки.

Сила ветра

По мнению энергетиков, экономистов и экспертов, одним из наиболее перспективных направлений в развитии ВИЭ в Казахстане является ветроэнергетика. Наша страна занимает первое место в мире по потенциалу ветро­энергетических ресурсов на душу населения. На территории 50 тыс. кв. км (2% площади Казахстана) среднегодовая скорость ветра превышает 7 м/с. Потенциала только этих территорий достаточно для выработки 1 трлн кВт/ч в год, что во много раз перекрывает потребности республики в электроэнергии. Суммарный годовой энергетический потенциал ветра в Казахстане оценивается на уровне 1,8 трлн кВт/ч.

Мощным ветровым потенциалом обладает ряд районов Северного, Центрального, Западного и Юго-Восточного Казахстана. Джунгарские ворота, Шелекский коридор, Астана, Аркалык и Форт-Шевченко, где среднегодовые скорости ветра составляют 7–9 м/с. Они являются буквально природными станциями энергии (Таблица 1).

При этом важным является близость существующих линий электропередач, хорошая корреляция сезона ветров с пиковыми потребностями в электроэнергии. В совокупности все это обеспечивает условия для эффективного использования данного потенциала.

Однако реальные меры и действия правительства в развитии ветроэнергетики оставляют желать лучшего. Пока что в Казахстане реализуются проекты локального масштаба. В настоящее время самая крупная ветроустановка мощностью 30 кВт установлена ТОО «Долара» в Атырауской области. Еще два автономных энергетических комплекса на основе ветровой и солнечной энергии установлены в Акмолинской области. В Северо-Казахстанской области таковых три, причем все ориентированы на резервное электроснабжение оборудования АО «Казахтелеком». И все. Мощности промышленного масштаба только в планах правительства. Среди них казахско-китайский проект строительства парка ветро­электростанций в Шелекском ветровом коридоре Алматинской области. В настоящее время Китайской Гуандунской ядерной энергетической корпорацией разрабатывается технико-экономическое обоснование.

Вода и солнце – день чудесный

Гидроэнергетика в лице малых ГЭС – наиболее активно развивающееся направление ВИЭ в Казахстане. Так, за последние два года в Алматинской области были введены в эксплуатацию 5 малых гидроэлектростанций. В Жамбылской области появилась одна малая ГЭС мощностью 1,5 мегаватта.

Не на должном уровне развивается и солнечная энергетика, хотя потенциал страны в этом отношении колоссален. Ресурс солнечной энергии может быть оценен в районе 2,5 млрд кВт/ч в год. Продолжительность солнечного сияния в РК составляет 2200–3000 часов в год, а энергия солнечного излучения 1300–1800 кВт/м2 в год. Годовая суммарная дневная радиация при различных условиях составляет 3,8–5,2 кВт-ч/м2. Это один из лучших мировых показателей. Следует также добавить, что Казахстан обладает крупнейшими запасами кремниевого сырья (85 млн тонн), являющегося основой для преобразования солнечной энергии в электроэнергию. Однако даже здесь наши чиновники пошли по наименьшему пути сопротивления, о чем мы расскажем ниже.

В настоящее время функционирует одна солнечная электростанция в Алматинской области. Вообще можно ли говорить о перспективах солнечной энергетики в Казахстане, если даже те, кому сам Бог велел заниматься этим, в данное время занимается строительством только одной солнечной и двух ветровых электростанций. Речь идет о структуре фонда «Самрук-Казына» – ТОО «Samruk-Green Energy».

Геотермальная энергетика, то есть электроэнергия, а также тепловая энергия, производимая за счет энергии, содержащейся в недрах земли, в Казахстане отсутствует. Ее преимуществом является фактически полная безопасность для окружающей среды. Казахстан обладает значительными ресурсами геотермальной воды со средней и низкой температурой.

Тем не менее для производства энергии геотермальные резервуары Казахстана практически не используются. Так, только геотермальное месторождение Капланбек (недалеко от города Шымкент) с температурой воды 80°С используется для теплоснабжения жилых домов. Рядом с городом Алматы геотермальный источник с температурой 80–120°C используется для отопления теплиц зимой и кондиционирования летом. И все.

Не пристало ковыряться в дерьме

Биоэнергетика в Казахстане также находится в зачаточном состоянии, хотя потенциал переработки отходов сельскохозяйственного производства в Казахстане оценивается в 35 млрд кВт/ч, и 44 Гкал тепловой энергии в год. Так, выработка энергии из соломы зерновых культур может достичь более 87 ГВт. Потенциал производства метана из отходов крупного рогатого скота составляет более 85 тыс. тонн, а от обработки сточных вод коммунального хозяйства – около 3 тыс. тонн.

Как выясняется, даже те малые проекты, которые имели место быть в казахской реальности, почили в бозу. Так, предприятие по производству биоэтанола в Северном Казахстане – АО «Компания BIOHIM», которое торжественно было запущено в 2006 году в рамках программы «30 прорывных проектов», в марте этого года уже проходило судебный процесс по банкротству в специализированном межрайонном экономическом суде СКО. Причины банкротства традиционные: проблемы со сбытом продукции, что объяснялось, в частности, высокими акцизами при экспорте биоэтанола, отсутствием специальных договоренностей с соседним государством и мировым экономическим кризисом.

Стабильным источником для производства биогаза в Казахстане могли бы служить отходы продукции животноводства. В стране примерный годовой выход животноводческих и птицеводческих отходов по сухому весу составляет 22,1 млн тонн (8,6 млрд м3 газа), что эквивалентно 14–15 млн. тонн условного топлива, или около четверти объема добываемой в республике нефти. Большие животноводческие хозяйства могли бы использовать эти технологии при соответствующей поддержке государства. Однако правительство в этом не заинтересовано, потому что есть нефть, на которой гораздо легче «поправить» личное благосостояние, чем, извините, на коровьем дерьме.

Не станут ли намерения фикцией?

Еще несколько лет назад говорили о том, что для реализации и широкого внедрения в казахскую экономику возобновляемых источников энергии требуется политическая воля руководства страны. Сегодня можно смело утверждать: такая воля уже проявлена.

Однако почему-то с трудом верится, что стратегически правильные по содержанию и замыслу идеи найдут свое реальное воплощение, если даже первые шаги в этом направлении в угоду кому-то или чего-либо снисходят на нет. Достаточно показательны в этом направлении примеры с перспективами Казахстана в освоении солнечной энергетики. Как выясняется, Казахстан, обладая весьма благоприятными условиями для развития солнечной энергетики, фактически не обладает технической базой для развития отрасли.

За последние годы были предприняты некоторые шаги по производству кремния и фотоэлектрических преобразователей, т.е. элементов, жизненно необходимых для солнечных батарей. Так, в 2007 году было начато строительство завода мощностью 25 тыс. тонн высокочистого кремния, 10,5 тыс. тонн микрокремнезема и 875 тонн кремниевого шлака в индустриальном парке Темиртау.

Партнерами компании являются германский концерн Thyssen Krupp, российская группа компаний «Титан», а также Deutsche Bank. В строительство завода планировалось вложить 94 млн долларов. Еще два проекта планировалось реализовать в индустриальном парке Астаны и в свободной экономической зоне «Морпорт Актау». Компания Kun Renewables, Lancaster Group Kazakhstan планирует построить в Астане завод по производству поликристаллического кремния (первый этап), моно- и мультикристаллических пластин (второй этап). В производство планировалось инвестировать 390 млн долларов. В октябре 2007 года был начат проект строительства завода элементов солнечных батарей в Актау. Владелец завода – ТОО «SilicaSolar-Aktau». Инвестиции в производство должны были составить 105 млн евро. Все вышеперечисленные заводы должны были быть запущены до 2009 года.

На исходе 2012 год, однако собственного производства оборудования для солнечной энергетики в Казахстане нет. Как стало известно, строительство крупных предприятий по производству поликристаллического кремния не подразумевает того. Казахстан начнет претендовать на лидерство в использовании солнечной энергетики.

Увы, но проекты Темиртау и Астаны собираются 100% продукции экспортировать в Японию, Южную Корею, США, страны ЕС как раз для производителей готового оборудования для солнечной энергетики. Актауский завод оборудования планирует поставлять 80% продукции в страны Евросоюза. Получается, что для Казахстана в части развития солнечной энергетики уготована роль производителя полуфабриката для кремниевой промышленности, в то время как производство готовой продукции с очень высокой добавленной стоимостью останется за зарубежными партнерами. Господство импортного оборудования по колоссально высоким ценам – реальность развития солнечной энергетики Казахстана.

Например, Япония активную работу по гелиоэнергетике начала уже с 1973 года. Если тогда 1 Ватт выработанной солнечной батареей энергии обходился в 30 тыс. иен, то к 2000 году этот показатель удалось снизить до 140 иен. Это позволило использовать солнечные батареи в быту. Если в 1997 году солнечные батареи были установлены на 8 тыс. жилых домах, при этом правительство оплачивало треть стоимости установки батарей, то к концу 2010 года солнечные батареи были установлены на 1 млн жилых домах.

Конечно, возобновляемые ресурсы пока не могут служить адекватной масштабной заменой органическим и ядерным ресурсам. Для того чтобы они действительно стали доступны человечеству в нужных масштабах, потребуются огромные интеллектуальные усилия и материальные затраты. Сегодня во всем мире эксперты признают экономическую целесообразность внедрения ВИЭ. В то же время существует ряд барьеров для развития, внедрения и широкомасштабного использования ВИЭ в Казахстане. Это недостаточная государственная поддержка, отсутствие полноценной программы развития и стимулов для инвестирования в отрасль, неразвитость инфраструктуры, недостаток квалифицированных кадров. Также одним из самых главных тормозов развития альтернативной энергетики является необоснованное мнение об экономической неэффективности использования ВИЭ в Казахстане с ее запасами органических и ядерных энергоресурсов.

В этой связи необходимы новая идеология в развитии энергетики, нетрадиционные методы решения энергетических проблем.

В целом, несмотря на существующие трудности, как со стороны природных вызовов, так и представителей, лоббирующих традиционную энергетику, сегодня возобновляемая энергетика худо-бедно, но начала в Казахстане развиваться. Законы и программы по развитию ВИЭ в стране уже существуют, и будем надеяться, что они будут реализованы в те сроки и в тех объемах, которые заявлены в этих документах. А пока успокоимся одним: по крайней мере, до середины 2017 года проблема «зеленой энергетики» в Казахстане будет хоть как-то решаться. В конце концов, право на проведение ЭКСПО-2017 к этому обязывает.

Амина БУРАБАЕВА,
«D»

Если статья Вам понравилась - поделитесь ей с друзьями!

You must be logged in to post a comment Login